Третий прецедент и правоприменительная практика

Следующий случай, сопровождавшийся применением норм статьи 201, был связан с тем, что директор муниципального предприятия сдавал в аренду помещения, причем делал это без заключения договора. Дело было давно, сейчас таких прецедентов очень мало, но в начале «нулевых» они встречались в достаточной мере часто. Практиковалось такое, что директора время от времени, незаметно для посторонних глаз, сдавали вверенные им помещения предприятий частным фирмам и фирмочкам.

Юридические адреса этих фирмочек были в других местах, а на арендуемых площадях они работали. Так вот, директор обозначенного предприятия так же сдавала помещения в аренду, а деньги присваивала. Выявить это удалось в ходе проверки со стороны муниципальных органов. Они пришли в помещение и увидели, что там находятся посторонние лица. Вызвали милицию, стали брать объяснения. Выяснилось, что помещение арендуется, и деньги передаются директору.

В качестве документов, подтверждающих факт передачи денег, выступали расписки. Дело было передано в суд. Президиум областного суда посчитал, что здесь имеет место статья 160 УК, то есть хищение. В итоге дело дошло до Верховного суда, и было установлено, что более справедливо будет квалифицировать действия директора как раз таки по статье 201 УК, то есть злоупотребление должностными полномочиями. Таким образом, в этом прецеденте мы снова наблюдаем факт переквалификации действий подследственных лиц.

Важнейшим нюансом является разграничение между статьей 201 УК и «классическими» экономическими преступлениями, такими как мошенничество, т.е.  хищение. Как показывает правоприменительная практика, четкие критерии разграничения обнаружить сложно. В частности, существенный вред может быть размером хищения. Спорным является сам по себе механизм определения существенного вреда.

Посмотрите сами – в первом приговоре размер ущерба был определен в 258 тысяч рублей. Суд постановил, что нанесен существенный вред. Что мы имеем во втором случае? Там размер ущерба составил 4 миллиона и тоже был признан существенным. Разница между размерами ущерба очевидна, но с точки зрения размера вреда определяются они одинаково. Следующим проблемным нюансом правоприменительной практики является неоднозначный подход со стороны судов различных инстанций касательно квалификации дел. Мы видим, что в двух из трех обозначенных нами прецедентах изначально действия были квалифицированы явно не по признакам статьи 201.

Хотя впоследствии суд вышестоящей инстанции квалифицировал их именно по данной статье. Тем самым, мы вправе сделать вывод, что в данном направлении судопроизводства как никогда силен фактор судейского усмотрения.

Первый прецедент. (читать далее).

Второй прецедент. (читать далее).