Тенденции в законодательстве и правоприменительной практике противодействия коррупции в Российской Федерации

Борьба с коррупцией в нашей стране традиционно является важным направлением государственной политики. Семь лет назад Россияратифицировала Конвенцию ООН против коррупции, после чего борьба с взяточничеством стала приобретать более эффективные формы.

Значительная часть коррупционных правонарушений совершается в сфере предпринимательской деятельности в интересах коллективных субъектов.Конвенция указывает на неотвратимость ответственности юридических лиц за коррупцию, закрепляя уголовную, гражданско-правовую и административную формы ответственности.

Уголовное право в России, в отличие от стран англосаксонской правовой семьи – Великобритании, США, Швейцарии и других, не предполагаетпривлечение юридических лиц к уголовной ответственности. Однако наказание, понесенное исполнителем коррупционного акта, не освобождает организацию, в интересах которой он действовал, от административной ответственности в виде крупного штрафа. Такой инструмент борьбы с коррупцией сегодня широко применим.

1. История введения и совершенствования административной ответственности юридических лиц за коррупцию.

Административная ответственность юридических лиц за коррупцию (ст. 19.28 «Незаконное вознаграждение от имени юридического лица») была введена в КоАП РФ Федеральным законом от 25.12.2008 № 280-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и принятием Федерального закона «О противодействии коррупции» (далее – Вводный закон). Законную силу положения Вводного закона приобрели 10.01.2009.

Новелла законодательства об административных правонарушениях предусматривала в 2009 году наложение административного штрафа на юридических лиц в размере до трехкратной суммы незаконного вознаграждения, но не менее одного миллиона рублей с конфискацией вознаграждения, незаконно переданного, предложенного или обещанного от имени или в интересах юридического лица.

Федеральным законом от 04.05.2011 № 97-ФЗ«О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции» (далее – Федеральный закон № 97-ФЗ) объективная сторона правонарушения, предусмотренного ст. 19.28 КоАП РФ, быларасширена двумя квалифицирующими признаками – крупный и особо крупный размеры совершенных коррупционных действий.

Таким образом, действующее законодательство предусматривает административную ответственность юридического лица за передачу, предложение или обещание от его имени или в его интересах незаконного вознаграждения, эквивалентного сумме денежных средств до одного миллиона рублей, – в виде штрафа в размере до трехкратной суммы незаконного вознаграждения, но не менее одного миллиона рублей; за те же действия, совершенные в крупном размере (свыше одного миллиона рублей), – в виде штрафа в размере до тридцатикратной суммы незаконного вознаграждения, но не менее двадцати миллионов рублей; действия, совершенные в особо крупном размере (свыше двадцати миллионов рублей), – в виде штрафа в размере до стократной суммы незаконного вознаграждения, но не менее ста миллионов рублей (см. таблицу).

Норма КоАП РФ, устанавливающая ответственность

Размер незаконного вознаграждения (руб.)

Сумма штрафа (руб.)

ч. 1 ст. 19.28

          до 1 000 000   1 000 000 – (взятка)*3

ч. 2 ст. 19.28

          1 000 001 – 20 000 000   20 000 000 – (взятка)*30

ч. 3 ст. 19.28

          20 000 001 – ∞   100 000 000 – (взятка)*100

Санкция рассматриваемой статьи предусматривает обязательнуюконфискацию денег, ценных бумаг, иного имущества или стоимости услуг имущественного характера, иных имущественных прав.Предположительно речь идет о том имуществе или о тех имущественных правах, которые явились предметом административного правонарушения, однако из текста статьи это прямо не следует.

Дела об административных правонарушениях, предусмотренные ст. 19.28 КоАП РФ, возбуждаются прокурором в соответствии с ч. 1 ст. 28.4 КоАП РФ. О возбуждении дела об административном правонарушении прокурором выносится постановление.

В силу ч. 1 ст. 23.1 КоАП РФ дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 19.28 КоАП РФ, рассматриваются судьями, при этом полномочия по рассмотрению таких дел разграничены положениями ст. 23.1 КоАП РФ между мировыми судьями и судьями районных судов.

Так, если производство по делу об административном правонарушении, предусмотренному ст. 19.28 КоАП РФ, осуществляется в форме административного расследования, то оно рассматривается судьей районного суда. В противном случае дело рассматривает мировой судья.

Поскольку дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 19.28 КоАП РФ, возбуждаются только прокурором, вопрос о проведении административного расследования по таким делам также должен решать прокурор.

Сложившая судебная практика, положенная в основу настоящего исследования, не содержит примеров проведения административного расследования по делам об АП, предусмотренным ст. 19.28 КоАП РФ. Все они возбуждены исключительно прокурором и исключительно на основании вступивших в законную силу обвинительных приговоров судов. Проведение административного расследования в таких случаях не вызывается необходимостью, поскольку обстоятельства, образующие событие и состав административного правонарушения, установленыв ходе разбирательства поуголовному делу коррупционной направленности.

Вместе с тем, полномочиями проводить административное расследования по делу об АП, предусмотренному ст. 19.28 КоАП РФ, позаконодательству РФ об административных правонарушениях наделён именно прокурор.

Так, полномочия прокурора при участии в производстве по делу об административном правонарушении регламентированы ст. 25.11 КоАП РФ.В соответствии с ч. 1 ст. 25.11 КоАП РФ прокурор в пределах своих полномочий вправе:

1)        возбуждать производство по делу об административном правонарушении;

2)        участвовать в рассмотрении дела об административном правонарушении, представлять доказательства, заявлять ходатайства, давать заключения по вопросам, возникающим во время рассмотрения дела;

3)        приносить протест на постановление по делу об административном правонарушении независимо от участия в деле, а также совершать иные предусмотренные федеральным законом действия.

Как следует из приведенных законоположений, полномочие на проведение административного расследования не является элементом процессуального статуса прокурора при производстве по делу об АП.

Однако Федеральный закон от 17.01.1992№ 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» (далее – Закон о прокуратуре РФ) наряду с возбуждением дел об административных правонарушениях относит к полномочиям прокуратуры и проведение административного расследования (п. 2 ст. 1).

Пленум Верховного Суда РФ в п. 3 Постановления от 24.03.2005 № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (далее – Постановление Пленума ВС РФ) указал, что вопрос о проведении административного расследования решается при возбуждении дела должностным лицом, уполномоченным в соответствии со ст. 28.3 КоАП РФ составлять протокол об административном правонарушении, а также прокурором (ч.2 ст. 28.7 КоАП РФ). Круг должностных лиц, уполномоченных на проведение административного расследования, в силу ч. 4 ст. 28.7 КоАП РФ является исчерпывающим.

Согласно ч. 4 ст. 28.7 КоАП РФ административное расследование по делу об административном правонарушении, возбужденному должностным лицом, уполномоченным составлять протоколы об административных правонарушениях, проводится указанным должностным лицом, а по решению руководителя органа, в производстве которого находится дело об административном правонарушении, или его заместителя – другим должностным лицом этого органа, уполномоченным составлять протоколы об административных правонарушениях.

Органы прокуратуры уполномочены возбуждать дела об АП в соответствии со ст. 28.4 КоАП РФ. Как следует из приведенных законоположений, КоАП РФ не содержит ограничений, препятствующих прокурорам проводить административное расследование по делам об АП, предусмотренных ст. 19.28 КоАП РФ.

Ранее при возбуждениидел данной категории прокуроры сталкивалисьс некоторыми сложностями.

Это было связано с тем, что, как правило, в качестве единственного основания возбуждения производства и в последующем – доказательства совершения юридическим лицом правонарушения судами признается вступивший в законную силу обвинительный приговор суда по уголовному делу в отношении физического лица. При принятии решения суды руководствуются положением ст. 14 УПК РФ, в соответствии с которым обвиняемый считается невиновным, пока его вина не будет доказана и установлена вступившим в законную силу приговором суда. В связи с длительностью судебного разбирательства с момента дачи незаконного вознаграждения от имени юридического лица до вступления приговора по уголовному делу в законную силу часто истекал годичный срок давности привлечения к административной ответственности.

С вступлением в силу Федерального закона № 97-ФЗ срок давности привлечения к административной ответственности за нарушение законодательства РФ о противодействии коррупции увеличен и в настоящее время составляет шесть лет со дня совершения административного правонарушения. Это позволяет, несмотря на длительные сроки рассмотрения уголовного дела в отношении физического лица, привлекать к административной ответственности виновных юридических лиц.

2. Рассмотрение дел судами.

А. Сухаренко в статье «Деньгами по взяткам! » [1]приводит статистику рассмотрения судами дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 19.28 КоАП РФ, в 2011 году: в суды было направлено 68 таких административных материалов, в результате чего было наказано 27 лиц. Общая сумма наложенных штрафов составила 81,4 млн. руб. Информация приведена автором со ссылкой на справку Управления по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции Генеральной прокуратуры РФ за 2011 г.

Имеющиеся на сегодняшний день данные статистической отчетности органов прокуратуры показывают, что с 2010 г. по второе полугодие 2012 г. прокурорами возбуждено 84 дела об административном правонарушении, связанном с незаконным вознаграждением от имени юридического лица.

Рассматриваемое правонарушение может быть совершено в виде незаконных передачи, предложения или обещания от имени или в интересах юридического лица перечисленным в статье вознаграждаемым лицам денег, ценных бумаг, иного имущества, оказание таким лицам услуг имущественного характера, предоставление имущественных прав за совершение в интересах данного юридического лица вознаграждаемыми лицами действия (бездействия), связанного с занимаемым ими служебным положением.

Как видно из диспозиции нормы, если предметом незаконного вознаграждения является имущество, то деяние как признак объективной стороны правонарушения образуют как совершённая его передача, так и предложение или обещание передать имущество.

Практика рассмотрения мировыми судьями дел по ст. 19.28 КоАП РФ свидетельствует о возбуждении таких дел прокурорами исключительно на основании вступивших в законную силу обвинительных приговоров, вынесенных по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст.204 УК РФ «Коммерческий подкуп», ст. 291 УК РФ «Дача взятки».

Нужно заметить, что при такой правоприменительной и судебной практике одно деяние получает двойную квалификацию – в соответствии с нормами уголовного права и законодательством об административной ответственности. Это не противоречит закону.

В силуположения ч. 1 ст. 50 Конституции РФ никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. В соответствии с ч. 5 ст. 4.1 КоАП РФ никто не может нести административную ответственность дважды за одно и то же административное правонарушение. Вместе с тем, согласно ч. 2 ст. 14 Федерального закона от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» привлечение к уголовной или иной ответственности за коррупционное правонарушение физического лица не освобождает от ответственности за данное коррупционное правонарушение юридическое лицо.

Конституционный суд РФ в Определении от 24.12.2012 № 2360-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Закрытого акционерного общества «Корпорация «ГРИНН» на нарушение конституционных прав и свобод статьей 19.28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» отметил, что законодательство об административных правонарушениях рассматривает юридическое лицо в качестве самостоятельного субъекта административной ответственности. В соответствии со ст. 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению (ч. 2 ст. 2.1); назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо (ч. 3 ст. 2.1).

При этом, как указывает Бежаницкий районный суд Псковской области в Справке по изучению практики рассмотрения дел об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 19.28 КоАП РФ, опубликованной [2]на сайте суда 04.04.2012, если обвинительный приговор в отношении физических лиц, действовавших в интересах юридических лиц, в законную силу не вступил, ссылка на указанное судебное постановление, как на документ, которым установлен факт незаконной передачи должностному лицу денежных средств, не может быть признана правомерной.

По делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 19.28 КоАП РФ, необходимо установить, обладали ли лица, совершившие незаконную передачу, предложение или обещание от имени или в интересах юридического лица незаконного вознаграждения, правом действовать от имени этого юридического лица.

Так, в Пермском крае в 2010 г. было возбуждено административное производство по ст. 19.28 КоАП РФ в отношении ООО «СарКо» в связи с тем, что в интересах данного юридического лица гражданином А. была дана взятка в размере 20 тыс. руб. сотруднику милиции за возвращение изъятых игровых автоматов, которые находились в помещении, где осуществляло свою деятельность ООО «СарКо». Постановлением мирового судьи административное производство по делу в отношении названного юридического лица было прекращено в связи с отсутствием состава правонарушения. Мировой судья мотивировал решение тем, что А., хотя и действовал в интересах ООО «СарКо», не являлся его руководителем или учредителем.

Однако судебная практика имеет и случаи привлечения юридических лиц к административной ответственности по ст. 19.28 КоАП РФ за действия физических лиц, не являющихся участниками, органами управления или работниками юридических лиц, но совершивших коррупционные действия в интересах таких юридических лиц.

Постановлением мирового судьи судебного участка № 365 района Хамовники города Москвы Веклич Е.А. от 19.09.2012 ООО «Гермес» признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.28 КоАП РФ, и подвергнуто административному наказанию в виде штрафа в размере 1 000 000 руб. Решением Хамовнического районного суда г. Москвы от 01.11.2012 по делу № 12-190/12 указанное постановление оставлено без изменения.

Как следует из материалов дела, Румянцев Д.Н., признанный виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ст. 291 УК РФ, в интересах ООО «Гермес» незаконно передал оперуполномоченному сотруднику МВД деньги в размере 500 долларов США в качестве взятки за прекращение проверки в отношении ООО «Гермес» в связи с выявленными нарушениями в деятельности юридического лица. При этом Румянцев Д.Н. не являлся сотрудником ООО «Гермес», не обладал организационно-распорядительными функциями в отношении ООО «Гермес», в связи с чем, по мнению законного представителя ООО «Гермес» Румянцевой М.В. (жена осужденного), общество не могло регулировать действия (бездействие) Румянцева Д.Н.

Отказывая в удовлетворении апелляционной жалобы, районный суд пришел к следующему выводу: «Мировым судьей правильно опровергнуты доводы юридического лица о том, что общество не могло отвечать за действия Румянцева Д.Н., не являющегося сотрудником организации, поскольку данное обстоятельство не влияет на событие и состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.28 КоАП РФ, объективной стороной которого являются неправомерные действия юридического лица, от имени или в интересах которого осуществляется незаконная передача должностным лицам или лицам, приравненным к их статусу, соответствующего имущества либо незаконное оказание услуг имущественного характера».

Приведенные судебные прецеденты, вступающие в противоречие друг с другом, свидетельствуют о том, что в ходе становления судебной практики отсутствует единообразие применения судами рассматриваемой статьи КоАП РФ. Вместе с тем, представляется, что законодатель сформулировал диспозицию ст. 19.28 КоАП РФ таким образом, чтобы квалификация деяний в соответствии с настоящей статьей не вызывала у правоприменителей сомнений.

Согласно теории права в объективную сторону правонарушения помимо деяния включаются предмет, место и время, а также средства и способ совершения правонарушения. Незаконное вознаграждение может быть совершено от имени или в интересах юридического лица – законодатель разграничил два способа совершения коррупционных действий разделительным предлогом. Следует полагать, что, передавая, предлагая или обещая взятку от имени юридического лица, физическое лицо должно реализовать полномочие, хотя и противоправное, но предоставленное ему юридическим лицом в соответствии с должностью, замещаемой им в структуре организации. Действия, совершенные в интересах юридического лица, не предполагают делегирование физическому лицу каких-либо полномочий организации. Такие действия обусловлены только умыслом исполнителя.

3. Обжалование постановления суда о привлечении к административной ответственности по ст. 19.28 КоАП РФ.Постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное судьей, может быть обжаловано в вышестоящий суд (пп. 1 п. 1 ст. 30.1 КоАП РФ).

Апелляционные жалобы на решения (постановления) мировых судей, не вступившие в законную силу, рассматриваются районным судом (п. 1 ст. 320.1 ГПК РФ).

Апелляционная жалоба на постановление мирового судьи по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 19.28 КоАП РФ, может быть подана только лицами, указанными в ст.ст. 25.1 – 25.5 КоАП РФ. Иные участники производства по делу об административном правонарушении правом обжалования не обладают.

Обоснование правомерности возврата апелляционной жалобы заявителю, не включенному в круг лиц, наделенных правом обжалования постановления суда по делу об АП, содержит ОпределениеКонституционного суда РФ от 11.05.2012 № 674-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Добрынина Дмитрия Станиславовича на нарушение его конституционных прав положением части 1 статьи 30.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

Корпорация «ГриНН» (руководителем которой являлся Добрынин Д.С.) фигурирует в деле о получении тульским экс-губернатором Вячеславом Дудкой взятки в 40 млн. руб. По версии следствия, за эту сумму в 2010 году чиновник предоставил «ГриННу» земельный участок под строительство гипермаркета «Линия» в Туле. В ноябре 2011 года корпорацию оштрафовали за незаконное вознаграждение от имени юридического лица[3].

Из материалов дела об АП следует, что 13.10.2011 должностным лицом органа прокуратуры Российской Федерации в отношении ЗАО «Корпорация «ГРИНН»» было возбуждено дело об административном правонарушении, предусмотренном ст. 19.28 КоАП РФ. Рассматривавший данное дело мировой судья заслушал Д.С. Добрынина в качестве свидетеля и постановлением от 11.11.2011, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, признал ЗАО «Корпорация «ГРИНН»» виновным в совершении названного правонарушения.

Д.С. Добрынин, полагая, что тем самым признаются незаконными и совершенные им действия, обжаловал постановление от 11.11.2011 в вышестоящий суд, однако определением мирового судьи от 03.12.2011 его жалоба была возвращена со ссылкой на то, что в силу ч. 1 ст. 30.1 КоАП РФ свидетель по делу об административном правонарушении не относится к числу лиц, имеющих право обжаловать вынесенное по такому делу постановление.

Как указал Конституционный суд РФ, в целях обеспечения задач производства по делам об административных правонарушениях (ст. 24.1 КоАП РФ) федеральный законодатель в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях ограничил круг лиц, имеющих право на обжалование постановления по делу об административном правонарушении (ст.ст. 30.1 и 30.12), прежде всего теми участниками производства по делу об административном правонарушении, чьи права и законные интересы затрагиваются данным правоприменительным решением: это лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении (статья 25.1), потерпевший (ст. 25.2), а также иные участники, к числу которых отнесены законные представители физического лица (ст. 25.3), законные представители юридического лица (ст. 25.4), защитник и представитель (ст. 25.5).

Постановление по делу об административном правонарушении содержит правовую оценку действий лица, в отношении которого оно вынесено. При этом правомерность действий иных участников производства по делу об административном правонарушении, в том числе свидетеля, в рамках данного производства не проверяется.

Жалоба на постановление по делу об АП может быть подана в течение десяти суток со дня вручения или получения копии постановления (п. 1 ст. 30.3 КоАП РФ). При этом пропущенный срок обжалования по ходатайству лица, подающего жалобу, может быть восстановлен судьей, правомочным рассматривать жалобу (в настоящем случае судьей районного суда) в соответствии с п. 2 ст. 30.3 КоАП РФ.

Как показал анализ судебной практики по делам об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 19.28 КоАП РФ, постановления мирового судьи по таким делам выдерживают проверку законности в апелляционной и кассационной судебных инстанциях, если событие и состав административного правонарушения подтверждаются обвинительным приговором по уголовному делу о преступлении коррупционной направленности (реже обвинительным актом прокурора) в отношении физического лица, совершившего коррупционные действия в интересах юридического лица.

Такой вывод из судебной практики имеет основания постольку, поскольку иная практика привлечения судами юридических лиц к административной ответственности за коррупционные действия, совершение которых не доказано в порядке уголовного судопроизводства, отсутствует.

4. Контроль соответствия деятельности организации законодательству о противодействии коррупции (Compliance).

Анализ практики привлечения к административной ответственности юридических лиц по ст. 19.28 КоАП РФ показал определенные изъяны в конструкции самой этой правовой нормы. К таковым, во-первых, стоит отнести отсутствие в ней указания на принадлежность имущества, подлежащего конфискации. К счастью этот технический недостаток не привёл к негативным последствиям в виде конфискации имущества юридического лица, не имеющего отношения к предмету преступления, но гипотетически такая возможность не исключена.

Во-вторых, действующая конструкция указанной правовой нормы по влекущим за собой последствиям ее применения вступает в противоречие со стремлением законодателя к максимальному выявлению взяточничества путем освобождения от уголовной ответственности лиц, добровольно заявивших о взятке.

Представим себе ситуацию, в которой предприниматель, давший взятку должностному лицу, тут же раскаялся и сообщил полиции о совершенном преступлении. Коррупционный акт раскрыт: чиновник-взяточник наказывается штрафом и лишается должности, а сознательный предприниматель освобождается от уголовной ответственности. Деятельное раскаяние спасло взяткодателя от уголовного преследования, но деньги, послужившие взяткой, передавались чиновнику от имени юридического лица, а это значит, что последнее будет привлечено к административной ответственности по ст. 19.28 КоАП РФ с наложением штрафа не менее 1 млн. руб.

И, наконец, в-третьих, действующая конструкция указанной правовой нормы не исключает ее использование не только в качестве эффективного средства противодействия коррупции в деловых кругах, но может служить и опасным инструментом в руках недоброжелательных конкурентов, способных намеренно скомпрометировать юридическое лицо коррупционными действиями в его интересах, предоставив суду возможность наложить на компанию-жертву многомиллионный штраф.

Например, недоброжелатель предлагает чиновнику взятку от имени крупной компании, имеющей серьезные финансовые обороты и дорожащей своей деловой репутацией. Избежать персональной уголовной ответственности такой злоумышленник может путем деятельного раскаяния, но юридическому лицу, чье «имя» было запятнано в коррупционном деле, грозит административный штраф по рассматриваемой статье КоАП РФ. При более острой конкурентной борьбе возможно внедрение исполнителя коррупционных действий в штат компании, в отношение которой реализуется недружественный замысел.

Какие меры следует предпринять бизнес-сообществу для защиты своих интересов в свете излагаемой темы?

Во-первых, следует указать законодателю на необходимость:

а) чётко ограничить имущество, подлежащее конфискации по ст. 19.28 КоАП РФ, предметом совершения правонарушения;

в)предусмотреть в ст. 19.28 КоАП РФ по аналогии с уголовным правом освобождение от административной ответственности юридических и физических лиц в случае добровольного заявления последними о совершении ими взятки или коммерческого подкупа.

Во-вторых, в целях недопущения формирования негативной судебной практики применения данной нормы, нарушающей интересы бизнеса и способной содействовать его незаконному захвату и незаконной конкурентной борьбе, тщательно отслеживать каждое судебное решение по делам указанной категории и предпринимать все возможные меры к опротестованию незаконных судебных решений.

И наконец, в-третьих, необходимо предложить бизнес-сообществу эффективную систему мер по профилактике подобных рисков внутри организации.

Возможность эффективной профилактики рисков стать жертвой необоснованного привлечения к административной ответственности и, как следствие, потерпеть многомиллионный ущерб, а то и вовсе разориться вытекает из конструкции формы вины юридического лица, на которую предпринимателям стоит обратить особое внимание. Согласно ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Другими словами, основным условием освобождения юридического лица от административной ответственности может являться только доказательство им того, что оно  приняло все зависящие от него меры, чтобы оно само и его сотрудники соблюдали требования административного законодательства, в частности, ст.19.28 КоАП РФ.

К числу мер, которые может предпринять юридическое лицо для соблюдения законодательства о противодействии коррупции, относится система анализа, выявления и минимизации вероятности несоблюдения законодательства –комплаенс-контроль.

Безусловно, в зависимости от специфики деятельности организации, действующая  в ней (или необходимая ей) система комплаенс-контроля может охватывать не только риски необоснованной административной ответственности. Она может противостоять рискам  применения других юридических санкций или санкций регулирующих органов, существенного финансового убытка или потери репутации компанией в результате несоблюдения ею законов, инструкций, правил, стандартов саморегулирующих организаций или кодексов поведения, касающихся установленной сферы деятельности[4].

Разработка мер комплаенс-контроля в настоящее время может рассматриваться в качестве отдельного направления бизнеса, пока не очень распространённого в России. Но на рынке уже есть организации, позиционирующие себя в качестве даже международно признанных экспертов.

Однако следует понимать, что все «международные рецепты» следует тщательно адаптировать под российскую действительность.

Как правило, главным документом комплаенс-контроля рассматривается Кодекс корпоративного поведения, регламентирующий нормы поведения сотрудников организации при взаимодействии с клиентами, другими сотрудниками, контрагентами, поставщиками, надзорными органами и прочими третьими лицами, с которыми сталкивается тот или иной сотрудник в процессе исполнения своих профессиональных обязанностей и распространяется на такие системы принципы бизнеса, целостность бизнеса, активы компании и пр.

Помимо Кодекса корпоративного поведения в организации могут быть разработаны следующие нормативные документы[5]:

-     Кодекс корпоративной этики;

-     Политика принятия и дарения подарков;

-     Политика сообщения о нарушениях;

-     Политика о взяточничестве и коррупции;

-     Политика по противодействию легализации («отмыванию») доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма;

-     Политика о конфиденциальности данных;

-     Политика о конфликте интересов (Политика «китайских стен») и проч.

В нашем случае помимо указанных документов должны быть тщательно проработаны должностные инструкции принимающих ответственные решения руководящих лиц.

Комплаенс-контроль должен стать частью корпоративной культуры организации, общими правилами поведения для всех работников организации, включая органы управления. В свою очередь, управление комплаенс-рисками, разработка локальных нормативных актов комплаенс-контроля, правовое обеспечение бизнес-процессов должны сопровождаться серьёзной юридической поддержкой.


[1]ЭЖ-Юрист. 2012. № 35. С. 7.

[2]Электронный ресурс. Режим доступа: http://bezhanicky.psk.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=234.

[3]«Орел-регион.рф». Информационно-аналитическое интернет-издание Орловской области // Электронный ресурс. Режим доступа: http://xn----ftbebqosbgnd.xn--p1ai/1977-sud-otklonil-zhalobu-korporacii-grinn.html.

[4]Письмо Банка России от 02.11.2007 № 173-Т «О рекомендациях Базельского комитета по банковскому надзору» // Вестник Банка России, № 61, 08.11.2007.

[5]По материалам Свободной энциклопедии Wikipedia® // Электронный ресурс. Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/%CA%EE%EC%EF%EB%E0%E5%ED%F1-%EA%EE%ED%F2%F0%EE%EB%FC.

Председатель коллегии адвокатов «Улищенко и Партнёры» Улищенко М.Б. и юрист коллегии Торопов Р.М.